Нефтяник-подпольщик Голубев рейдерски захватил целый город
Добавил(а) John Lemon   
06.02.15 15:27

Теневому мэру Бердска присудили 1,5 года ссылки и конфискацию нелегального НПЗ

В Новосибирской области к полутора годам в колонии-поселении приговорен преуспевающий бизнесмен Виктор Голубев. Он обвинялся в организации подпольного нефтеперерабатывающего завода (НПЗ). Само предприятие, которое, по версии следствия, принесло своему владельцу доход в размере около 270 млн руб., конфисковали в пользу государства.

["Ъ", 03.06.2014, "Нелегальный НПЗ принес 270 млн рублей": Бизнесмен пользуется большим политическим влиянием в городе. По данным источников в Бердске, апогея оно достигло после прихода к власти в 2011 году мэра-коммуниста Ильи Потапова. В ходе расследования уголовного дела господина Потапова, обвиненного во взяточничестве, в СМИ попала аудиозапись разговора господ Голубева и Потапова, в ходе которого бизнесмен выговаривает мэру. — Врезка К.ру]

Вчера в городском суде Бердска завершилось рассмотрение дела известного новосибирского предпринимателя Виктора Голубева, построившего в регионе многопрофильный бизнес (он является учредителем десятка предприятий строительной, деревообрабатывающей, гостиничной и ресторанной отраслей). Оно было заведено летом 2013 года, после того как сотрудники областных управлений ФСБ и СКР выявили на территории бердского ЗАО «Октан» нелегальный НПЗ, чья деятельность, по версии следствия, осуществлялась без лицензии. Фирма якобы имела разрешение только на оптовую куплю-продажу сырья.

Предполагаемому организатору нефтебизнеса Виктору Голубевупредъявили обвинение в незаконном предпринимательстве с извлечением дохода в особо крупном размере (ч. 2 ст. 171 УК РФ): за два года своей деятельности подпольный завод, согласно калькуляции следователей, принес 270 млн руб. дохода. Другими пунктами обвинения стали нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах (ст. 217) и незаконный оборот боеприпасов (ст. 222): в жилище предпринимателя были изъяты 650 патронов.

Первоначально следователи отпустили господина Голубева под подписку о невыезде, но в мае 2014 года направили в суд ходатайство об аресте предпринимателя, которое было удовлетворено. В документах спецслужб, оглашенных в судебном заседании по избранию меры пресечения, говорилось: «Голубев для попытки скрыться через свои связи с сотрудниками банков обналичил $3 млн, а также переводит активы на других лиц из своего окружения». В качестве альтернативной меры пресечения адвокаты бизнесмена предлагали избрать залог в 5 млн руб. или домашний арест, однако следователи были против. По их мнению, полный конт­роль за соблюдением Виктором Голубевым условий домашнего ареста невозможен: его вилла и земельный участок находятся на берегу Новосибирского водохранилища, территория охраняется сторожевыми собаками и техническими средствами. Кроме того, по данным следствия, предприниматель для телефонных переговоров использует приложение Viber, и звонки «затруднительно контролировать».

В сентябре 2014 года расследование дела было завершено. [...]

["Ъ", 27.11.2014, "Сотрудничество себя оправдало": По данным следствия, работавшие на территории завода ЗАО «Кристалл» и ЗАО «Октан» имели лицензии только на осуществление оптовой купли-продажи нефти. При этом переработку сырья (около 50 т в сутки) и реализацию нефтепродуктов, сделали выводы силовики, компании вели незаконно. [...]

Фигурантами дела стали также брат Виктора Голубева депутат горсовета Бердска Владимир Голубев, который, как указывается в материалах следствия, помогал родственнику, технолог Виктор Лукьяненко и бухгалтер Евгений Лукьянов. Последний провел в СИЗО около полутора месяцев, а затем заключил сделку с правосудием, в деталях рассказав о схемах сверхприбыльного бизнеса своего шефа Виктора Голубева.

Дело в отношении бухгалтера выделили в отдельное производство. В горсуде Бердска оно рассматривалось в порядке особого производства, без исследования доказательств и их оценки. В судебном заседании адвокат Лукьянова Алексей Шевченко заявил, что его клиенту потребовалось большое мужество, чтобы пойти на сотрудничество со следственными органами, и попросил суд дать оценку важности этого поступка. Как считает защитник, благодаря подробным показаниям, которые дал бухгалтер, правоохранителям удалось значительно продвинуться в расследовании этого сложного уголовного дела. Представитель прокуратуры также отметил, что финансист Лукьянов выполнил условия досудебного соглашения. В итоге суд приговорил бухгалтера к одному году и четырем месяцам условно и выплате штрафа в 25 тыс. руб. — Врезка К.ру]

На одном из судебных заседаний Виктор Голубев заявил, что ничего не знал о нелегальном производстве: якобы всю деятельность «Октана» курировал родственник, а в его дела он не вмешивался. Голубев-младший этого не отрицал, утверждая, что предприятие работало на законных основаниях. «Всецело полагаюсь на честность и порядочность суда», — сказал в последнем слове бизнесмен.

Оглашение приговора заняло у судьи Татьяны Васюхневич два дня. Как сообщили в прокуратуре Новосибирской области, Виктору Голубеву суд назначил полтора года в колонии-поселении. Немногим меньше присудили Владимиру Голубеву (один год и три месяца в колонии-поселении) и Виктору Лукьяненко (один год и два месяца). Все трое оштрафованы на суммы от 70 тыс. до 75 тыс. руб. Конфискован и обращен в доход государства нелегальный НПЗ. Защита намерена подать апелляционные жалобы на приговор.

 

Константин Воронов


****
Олигарх Голубев управляет Бердском через ручных депутатов под руководством спикера Бадьина

 

Аудиозапись телефонных разговоров, которые предоставил редакции «Курьер. Среда. Бердск» Следственный отдел по Бердску СК России, дает понять, кто и как на самом деле руководит Бердском. Переговоры состоялись в марте 2013 года. Депутаты горсовета, как понятно из беседы, согласовывают свои действия с бердским бизнесменом, почетным жителем Бердска Виктором Голубевым. Тоже самое, судя по записи, делают и чиновники горадминистрации.

Нынешний состав горсовета бердчане избрали в марте 2011 года, одновременно с главой Бердска. Этим 25 депутатам избиратели доверили вершить судьбы города, отстаивать свои интересы. Но, видимо, депутатский корпус работает с другой целью — ради благополучия одного человека.

По телефону депутат Владимир Голубев, родной брат Виктора Алексеевича, пеняет председателю бердского совета депутатов Валерию Бадьину, что тот не в полной мере согласовывает свои действия с Виктором Голубевым. Более того, Голубев-младший настаивает на изменении схемы взаимоотношений и разработать план встреч. Например, каждый день в 15.00 Бадьин должен являться к Голубеву-старшему с докладом, сообщать, что происходит во власти, спрашивать совета, как поступить.

Аудиозапись предоставлена СК.



 

Расшифровка


Владимир Голубев:

— Валерий Георгиевич, надо кардинально менять работу. Надо вам кардинально решать чо-то. Как так? Блин, нас разводят как этих самым, как лохов. Хотя нас большинство.

Валерий Бадьин:

Администрации имеется ввиду?

И администрации в том числе. Я не хочу, чтобы подставляли, во-первых, меня перед Виктором Алексеевичем (Голубев, крупный бизнесмен — прим. ред.). Второе, самое главное, я не хочу, чтобы его подставляли-то. Вы молчите, не говорите ему ничего, а на самом-то деле вы подставляете его. Вот получилась эта ситуация последняя, вы молчали ничего не говорили. Чо не позвонили-то, почему? Надо было сказать: Виктор Алексеевич, такая ситуация, как быть.

Имеется ввиду по внеочередной сессии?

Да даже это, последнее. Сколько было у нас вопросов, а все связано-то с одним — мы все смотрим на вас. А в последнее время, когда голосуем, я вообще не представляю, на кого чего смотреть, если какая-то ситуация неординарная. Вы-то здесь постоянно, знаете, что происходит. А я-то на новенького.

В том-то и дело. Вот, пожалуйста, последнее. Я пошел только во вторник утром узнал, что подписано постановление об увольнении Леванова (экс-директор КБУ — прим. ред.), и я тоже зашел к Потапову, потом зашел к Михайлову, и когда Железняк начала выступать, я попросил Михайлова (и. о. главы прим. ред.) — переговори с ней, но ведь никто не послушал. И он только переговорил с ней в пятницу утром, когда она уже слушать ничего не захотела.

Валерий Георгиевич, так почему вы не позвонили Виктору Алексеевичу и не сказали, что ситуация пахнет не очень хорошим делом? Я так и так сказал, посоветовал, что нужно, как поступить в данной ситуации. Меня не устраивает это, что я как бы сейчас в глазах Виктора виноватый, потому что... а кто еще будет, если не я как родной его брат? Давайте как-то соберитесь вы, надо что-то решать. Если разобраться, нас большинство. И мы что-то не договариваем или еще чего-то... Они все равно все знают, что мы большинство. Но тут до меня слухи дошли, что они даже удовольствие получили, что я как бы в эту сторону тяну, а вы как бы сидели никак.

Ну я же потом попытался объяснить, для чего я подписал заявление — только для того, чтобы вот, пожалуйста, сделали. И Железняк (депутат горсовета — прим. ред.) сняла свои требования по созыву той сессии, все, у нее вопросов вообще никаких нет.

Валерий Георгиевич, зачем до этого доводили-то? Вы сразу позвоните Виктору Алексеевичу, он должен быть в курсе этих дел! Сейчас получается такая ситуация, что мы, депутаты, которые принадлежат Виктору Алексеевичу, в дерьме. А они, администрация, мягкие и пушистые.

Нет, ну я так и понял сразу, потому что там со стороны администрации был такой намек, что мы как депутаты затеваем какую-то аферу, выносим на сессию.

Я-то имею ввиду не всех депутатов, я имею ввиду нас!

Я понимаю, я понимаю.

Я не могу понять, неужели трудно позвонить Виктору Алексеевичу и спросить у него? Перед тем, как заходить, я ему позвонил и посоветовался. Я шел с одним — там вопрос будет стоять, что вотум недоверия, второе — по возврату Леванова. Я ведь зашел не раздеваясь, потом спустился вниз и посоветовался — вопрос-то вроде в другую сторону разворачивается. Еще в пятницу. Вы чо, боитесь ему позвонить?

Да нет, с чего.

В чем дело-то? Меня вот что удивляет, что по-моему чаще бывает, что тот же самый Потапов чаще бывает у Виктора Алексеевича, чем вы.

Это 100%.

Так, а почему так?

Потому что Потапову (мэр Бердска — прим. ред.) или Михайлову как от администрации от него больше надо, и совета, и помощи, и так далее.

Валерий Георгиевич, в последние разы мы только обкакиваемся и больше ничего не делаем. Если в общем брать, вы должны нами руководить. Мы, когда голосование какое-то, начинаем друг на друга смотреть, и все не знаем что делать. На вас...

Мы же всегда перед сессией проводим собрание.

Это в тех случаях, когда мы уже решили. А если неординарный вопрос? И мы начинаем плавать кто во что горазд.

Ну, согласен я с этим вопросом. Другое дело, как действовать, пока я не знаю.

В конечном итоге, раз мы все здесь, все равно мы выполняем одну и ту же задачу — у нас есть, с кем посоветоваться, почему мы не делаем этого?

На этот вопрос не отвечу.

И ведь этот вопрос поднимался, вспомните, мы тогда оставались, еще когда собирались чисто своим кружком. Оставались, тогда уже Виктора Алексеевича не было, и говорили. По-моему, Овсепян (депутат горсовета — прим. ред.) говорил, что ребят, может быть, мы еще отдельно собираться будем, чтобы быть в курсе событий — что происходит. В пятницу шел с одним вопросом, пришел, оказался другой вопрос, и я начинаю перестраиваться, а у меня же еще работа есть. Вы же здесь постоянно. Должен же я просто вам поддакивать и поднекивать, а получилось все наоборот. Мы дали повод администрации посмотреть на Виктора Алексеевича с улыбкой, мягко говоря.

Я-то думаю, если администрация работает в тесном контакте с Виктором Алексеевичем, и мы работаем тоже не против него, а за, мы должны работать в едином направлении, а получается, мы работаем порознь.

То, что у него взаимоотношения свои — это его. А то, что у нас есть свои отношения и свои обязательства. Вот у меня... Он спросил: пойдешь? Я сказал: пойду, потому что я хочу помогать везде и во всем. Сейчас я лоханулся, но язык не поворачивается сказать: Вить, извини, я больше так не буду, потому что один раз уже было. Вот буквально два месяца назад с машинами было. Когда как-то получилось, что Ковальский (депутат горсовета — прим. ред.) был не в курсе, что либо одна машина, либо вообще нисколько. Еще вчера с Осиным (депутат горсовета — прим. ред.) разговаривали, а он говорит, что вообще был не в курсе ничего. Валерий Георгиевич, мы должны все в одну строчку играть. Со Шпомером (депутат горсовета — прим. ред.) я вчера разговаривал, он тоже был далек. Железняк-то к нему вчера приезжала, и лапшу-то на уши навешала. Звонит мне потом, там же вроде как она права. Я ему: подожди, Вить, тебе по ушам проехали. Никакого отношения к бюджетному комитету не один вопрос не имеет. Он перезвонил мне, потом ей и говорит: а ты прав был.

Надо какую-то систему тогда...

Договоритесь с Виктором Алексеевичем, что, например, каждую пятницу в 15.00 часов вы у него. И просто план накидали, что произошло, чтобы он был в курсе. Иначе получается игра в одни ворота. У него есть информация оттудова, а от нас ничего нет.

Ладно, будем менять отношения.

Надо кардинально менять, и все. Сегодня говорил с Михаил Овсеповичем (Овсепян, депутат горсовета — прим. ред.), он говорит, что надо сейчас совершенно по-другому. Железняк сказала, что этот листок бумаги белый, а надо из принципа встать и сказать: нет, он черный, и все. И мы все пойдем за вами. Наша задача одна — прийти проголосовать так, как нужно, а вы должны решить вопрос с Виктором Алексеевичем, как нужно.

Железняк говорит: я на эту сессию — внеочередную — не пойду, я считаю, это все неправильно. Область нам должна тарифы, я говорю, область вернула старые. Ну, не ходите, что.

Один раз буквально проголосовать — вот я не хочу, чтобы сессия была. А мы ее проведем и примем то решение, которое нужно. На следующий раз она все равно поймет, что нас большинство, и за нами сила. И мы делаем во благо города. Если бы мы делали для себя, это другое дело.

Сейчас я пытаюсь как-то решить, чтобы изолировать ее отсюда.

Так нифига себе, она на каждом комитете присутствует. И ведь она в каждом комитете...

— Да, да... Я пытался, где Казакова (вице-мэр по соцвопросам — прим. ред.) сейчас сидит, Потапов не пошел на это, не отдал ту комнату, но говорил с Наумовым (замдиректора УЖКХ — прим. ред.), он понимает, что надо. Я хочу переговорить, чтобы ее посадили на ул. Черемушную. Во вторых, на нее хочу повесить, что она ответственная за выполнение наказов всех депутатов. Вот и пусть направляет. Конечно, не захочет, но поставим задачу.

 

"Нужно поговорить с Михайловым"


Вторая аудиозапись также предоставлена СО о Бердску СК РФ. Разговаривают депутат и бизнесмен Владимир Голубев со спикером Горсовета Валерием Бадьиным. Диалог, предположительно, тоже состоялся в марте 2013 года. Скорее всего, речь идет о внезапном отстранении Николая Леванова с должности директора Комбината бытовых услуг.

Голубев высказывает недовольство тем, что Бадьин недостаточно «прессует» депутатов, добиваясь от них полного подчинения. Большинство в Совете — свои люди. В разряд «бунтарей» попали Нина Железняк и Елена Белова.

Крайне возмущен собеседник спикера тем, что без согласования с Виктором Голубевым мэр Илья Потапов снял с должности Николая Леванова, тогдашнего директора муниципального Комбината бытовых услуг. Они опасаются, что при новом руководстве купят здание мэрии, заложенное под кредит КБУ. А Леванов собирался рассчитываться с кредиторами.

Аудиозапись предоставлена СК.

 



Расшифровка


Валерий Бадьин:

Она (предположительно депутат горсовета Нина Железняк — прим. ред.) сейчас будет искать, конечно, пытаться отбиваться. У нее есть, естественно, люди. Потому что она же, ты понимаешь, она не склонна идти ни на какие компромиссы. Она, вот как в данном случае, вбила себе эту мысль в голову, она идет, как танк. Она теперь говорит... Правильно Михайлов (первый замглавы, ныне и. о. мэра Бердска — прим. ред.) говорит, что она теперь вообще говорит: «По Потапову вы мне ничего не говорите!». Все. Она приняла решение. Ее, единственное, может переубедить только Белова (депутат горсовета — прим. ред.). Но Белова тоже не станет переубеждать. Почему? Потому что, ты знаешь, что они в пятницу тут размножали документы? Они ж нашли по «Сибалмазу» (компания строит в лесу Нового поселка — прим. ред.) там какие-то большие огрехи.

Владимир Голубев:

Ну, она говорила мне на комитете.

Вот, вот... А сегодня я читал как раз вот, встречу сибалмазевцев с Потаповым на комитете, ой, на комиссии по вырубке подеревной съемке. Это вот которая 1 марта была, как раз в пятницу, на которой была как раз и Белова.

Валерий Георгиевич, я вот еще что хотел сказать, самое главное... То что зря вот вы на комитете... Надо было все равно вам оказать хотя бы какую-то мне помощь... В плане того, что не доводить вообще до сессии. Как мы вывернули на комитете, принимается решение. Все-таки нужно было сразу же все это пресекать. Потому что вот мне сегодняшний разговор утренний с Виктором Алексеевичем (бизнесмен Голубев, старший брат Владимира Голубева — прим. ред.) очень не понравился. И я его, кстати, понимаю, потому что попал-то он в такую, неоднозначную ситуацию. Надо все-таки руководить нами. Вот это вполне серьезно. Надо было там хотя бы слово сказать в поддержку. И я думаю, мы смогли бы переломить это.

В поддержку? Я бы может быть и сказал слова в поддержку, но если я на тот момент внутренне был как бы за то, что именно бы обратить внимание, а если опять уйти этот вопрос, отодвинуть... Тут, видишь, смотря с какой точки зрения рассматривать... Ты, может быть, и прав, конечно, в этом плане. Но тут тоже... Ну, с другой стороны, понимаешь, посоветоваться-то не с кем. С ним не будешь советоваться, с девчонками тоже. Девчонки тоже не идут... С кем? С Михайловым? Он как бы с другой точки зрения стоит, понимаешь, ну, с Потаповым тем более...

Так ну, значит, может быть, нужно с Михайловым поговорить: «Андрей Геннадьевич, не допускайте вот этого дальше».

Я говорил. И уже несколько раз. Говорил уже. Говорил. Но, видишь, у них работа: одно, второе, третье... Тем более, сейчас на нем эта куча: двойная, тройная нагрузка и по земле, и по строительству, и по всему, чему хочешь и так далее. С другой стороны, я понимаю, что он, так сказать, в этой каше варится, ему тяжело вот так вот поговорить, оторваться или вырваться из этой каши. Я же к нему во вторник приходил, разговаривал. И с Потаповым. Говорю, Илья Николаевич, ну как еще? «Да все нормально, все нормально...». Ну не верю я ему, что все нормально. Я не из-за Леванова, нет. Мне Леванов тоже глубоко поровну. Просто вот... Потапов ведь, кстати, согласился, когда я с Михайловым-то разговаривал. Возможно будет Степанова, возможно будет Чуфистов. Возможно! Во вторник он был категоричен. То есть, хороший человек из области приедет и все.

Да мне вот все равно, кто придет. Самое главное здесь, вот сейчас.

Да мне тоже по большому счету все равно. Но понимаешь, в принципе, я вот почему говорю Михайлову: «Андрей Геннадьевич, ну ты бы взял бы вот нас, ну трех, четырех, пятерых, шестерых там... ну, комитет, я не знаю как». Ну взял бы и собрал. Сказал: «У вас-то ведь больше видения на этот вопрос. Вы больше прорабатываете... А мы-то только слухами пользуемся». Вот я ж не знал это дело, я узнал во вторник, что подписано заявление по Леванову. А сразу задается вопрос: он же планировал и за кредиты рассчитаться! Слушай, ну у него какие-то планы были. Сейчас-то все это дело рушится. Проверяющий из администрации приходит и меня спрашивает: «Дайте вот мне копии решения, когда вы закладывали здания в залог и вообще продляли кредит!». Я так думаю, раз, видишь, куда выворачивает... Я, конечно, дал команду, подняли мы это все... Что в 2011 году мы пролонгировали залог Леванову, помнишь? Что в 2012 заложили это помещение, и все... Тоже как-то небезразлично все это дело. Хотя я там даже с кем-то говорил уже, что будет, а он говорит: «А если у вас купят, помещение заберут?». Ну, его, конечно, в теории только могут забрать. На практике я не знаю, заберут или не заберут в случае неуплаты... Этих самых... займов.

Ладно, давайте вот что... У Кузнецова есть заявление.

Есть... 

(Запись обрывается.)

Анастасия Солодкова


Источник"Курьер. Среда. Бердск", 31.10.2013