Медвежонок пошел на одиннадцатый срок
Добавил(а) John Lemon   
11.12.14 15:51

 

Семь лет - один ответ...
Суд Центрального района Гомеля 10 декабря огласил приговор в отношении криминального авторитета Александра Медведева, более известного как вор в законе Медвежонок, и еще двоих обвиняемых, местных жителей 23 и 35 лет, ранее не судимых. Все они обвинялись по ч. 2 ст. 208 УК — вымогательство группой лиц по предварительному сговору под угрозой убийства или причинения тяжкого телесного повреждения.

Медведеву назначено наказание в виде лишения свободы сроком на семь лет с конфискацией имущества, его подельникам — по пять с половиной лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Приговор не вступил в законную силу, его можно обжаловать в 10-дневный срок. Для 42-летнего Медведева (43 года ему исполнится в январе) это уже одиннадцатая судимость.

По информации помощника прокурора Гомеля Жанны Дударевой, которая поддерживала государственное обвинение в суде, преступление было совершено в октябре-декабре 2012 года.

Как следует из материалов обвинения, в 2012 году один из обвиняемых — 23-летний житель Гомеля Александр — поехал на заработки в Истру (Московская область) в составе бригады рабочих. На объектах гомельчане работали без оформления трудовых отношений. Александр был недоволен как зарплатой, так и объемами работ и уехал раньше срока в Гомель. Оставшиеся же работники, в конце концов, получили расчет и материальных претензий к работодателю не имели.

А вот Александр, который уехал домой раньше срока, предъявил претензии по зарплате земляку, который и помог ему трудоустроиться в России. По версии следствия, мужчина, житель Гомеля, который в Москве представлял интересы минского предприятия по изготовлению стеклопакетов, не имел отношения к тамошним стройкам, просто помог землякам с контактами. Поэтому претензии Александра счел необоснованными. По версии же обвиняемых, этот гомельчанин не просто помогал землякам, а занимался именно вербовкой рабочей силы.

Александр поделился обидой на работодателя (каковым он считал представителя минской фирмы) со своим знакомым, 35-летним Сергеем. Тот пообещал помощь в решении вопроса, заявив, что знаком с криминальным авторитетом Медвежонком, который может поспособствовать получению денег с земляка.

В октябре 2012 года Александр, его знакомый Сергей и привлеченный ими Медвежонок встретили потерпевшего возле клуба «Мир бильярда» на улице Мазурова в Гомеле и потребовали рассчитаться.

По информации прокуратуры, на потерпевшего со стороны обвиняемых оказывалось психологическое давление, его жизни угрожали, в частности, говорили, что «мы таких как ты на ремни резали» и так далее. Потерпевший, с его слов, испугался за свою жизнь и имущество и отдал частями вымогателям 15 тысяч российских рублей.

По информации следствия, потерпевший никоим образом не имел отношения к трудоустройству жителей Гомеля в Москве, он просто бывал в столице РФ по работе как представитель минской фирмы и встречался на стройке с земляками. Поэтому следствие сочло, что претензии насчет выплаты денег, выдвинутые обвиняемыми, были необоснованными, и квалифицировало данные действия как вымогательство.

10 декабря в суде прозвучало последнее слово обвиняемого Медведева. Оно заняло не больше минуты: «Следственные органы берут под внимание только те показания, которые им необходимы, показания же иных свидетелей игнорируют». Он просил суд объективно разобраться в деле и вынести справедливый приговор.

На заседании присутствовали родственники как Медведева, так и двух других обвиняемых — Александра и Сергея. Близкие Медведева воздержались от комментариев, а вот Виктор — отец 23-летнего Александра поделился с корреспондентом Naviny.by своими соображениями.

Отец обвиняемого считает, что весь интерес белорусских органов был в том, чтобы любыми путями упрятать в тюрьму криминального авторитета Медвежонка, а Александр и Сергей просто идут по делу «паровозом».

«Мой сын ездил на заработки в Москву. Устроил его туда именно этот ныне потерпевший. И то, что он не имел отношения к московским стройкам — не соответствует действительности. Враньё. Именно он рекрутировал жителей Гомеля на заработки. И вот последний раз с моим сыном он рассчитался не полностью. За два месяца заплатили ему сущую ерунду — около 500 долларов! Конечно, сын виноват в том, что не пошел в милицию. Рассказал знакомому, тот обещал помочь с возвратом денег с этого бизнесмена. Его знакомый вместе занимался в тренажерном зале с этим Медвежонком. Они просто подошли к этому так называемому потерпевшему и попросили отдать долг, именно столько, столько сыну не заплатили — 15 тысяч российских рублей. Вот и весь был разговор. Никто потерпевшего не бил, не угрожал убить. Второй обвиняемый, Сергей, вообще в автомобиле сидел и не выходил», — объяснил Виктор.

По его словам, потерпевший согласился вернуть деньги, но всей суммы у него с собой не было. Он сказал, что съездит в Москву, узнает, какой именно объем работ был выполнен, сколько это стоило, и через две недели вернет остальную часть денег.

«Через две недели он привез еще 9 тысяч российских рублей и рассчитался с сыном. Максимум, на что тянут действия моего сына — это статья 384 УК (принуждение к выполнению договорных обязательств), но никакого вымогательства, тем более группой лиц, там не было! Все доказательства следствия вины моего сына и еще двоих — это телефонные звонки друг другу на мобильный такого содержания: «Ну что, ты занят? Нужно съездить в одно место. — Хорошо, съездим!» Нужно было им Медвежонка на чём-то взять и посадить — вот и взяли. А наши «паровозом» пошли», — уверен отец обвиняемого.

Виктор обращает внимание, что преступление было совершено осенью 2012 года, а пришли органы к обвиняемым только в марте 2013-го.

«То есть если бы это было вымогательство — почему потерпевший молчал раньше и сразу не пошёл с заявлением в милицию? Его, наверное, самого прижали органы, чтобы он дал показания на Медвежонка. Потому что у нас торговля людьми, незаконная эксплуатация преследуется по закону. А он людей собирал на стройки в Москву, потом еще и деньги им не платил», — высказал мнение Виктор.

По его словам, в деле были показания свидетеля, который также потерпел от действий ныне потерпевшего — не получил расчет за работу в Москве. «Но эти показания испарились, и в суде слушали показания только «правильных» свидетелей. Да и сам потерпевший... То помню, то не помню, то не знаю — такие давал показания», — отметил житель Гомеля.

Вероятно, приговор будет обжалован в вышестоящей инстанции.
Первоисточник https://www.rospres.com/crime/18739/