В деле "Оборонсервиса" появилась новая женщина Сердюкова
Добавил(а) John Lemon   
21.06.13 15:09

 

Динаре Биляловой предъявили гонорар: 123 млн руб. комиссионных фирмы "Мира" списали в черную кассу
В уголовном деле ОАО "Оборонсервис" о масштабных хищениях имущества Минобороны появилась новая подозреваемая — экс-директор юридической фирмы ООО "Мира" Динара Билялова. По версии следствия, госпожа Билялова незаконно получила около 123 млн руб. комиссионных за содействие в продаже объектов военной недвижимости. Эти деньги, вероятно, пополнили черную кассу военно-коммерческой группировки.  

Хамовнический райсуд Москвы по ходатайству следователя главного военного следственного управления (ГВСУ) СКР арестовал на два месяца бывшего гендиректора ООО "Мира" Динару Билялову, подозреваемую в "особо крупном мошенничестве" (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Суд согласился с тем, что госпожа Билялова может оказать воздействие на свидетелей, уничтожить улики по делу или вовсе скрыться, а поэтому любая не связанная с лишением свободы мера пресечения будет для нее недостаточной.  

Динара Билялова стала фигурантом уголовного дела "Оборонсервиса" едва ли не с первых дней его возбуждения, однако до недавнего времени оставалась свидетелем. Только в минувшую среду сотрудникам ГВСУ и сопровождающим расследование дела оперативникам главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД России удалось получить убедительные доказательства причастности госпожи Биляловой к махинациям, и ее после очередного допроса задержали.  

Как говорят участники расследования, Динара Билялова изначально входила в ближайшее окружение бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова и его подруги Евгении Васильевой, занимавшей должность руководителя департамента имущественных отношений (ДИО) Минобороны. 

[izvestia.ru, 20.06.2013, "Арестована подельница Васильевой и Сметановой": До прихода в «Миру» Билялова была референтом департамента имущественных отношений (ДИО) Минобороны у Евгении Васильевой [...] и возглавляла фирму «Результат», тоже принадлежавшую Васильевой. Также Билялова входила в состав директоров ОАО «Оборонэнергосбыт» («дочки» «Оборонсервиса») с годовым оборотом 24 млрд рублей. — Врезка К.ру]

[...] в январе 2012 года решавшая в Минобороны едва ли не все кадровые вопросы госпожа Васильева предложила ей занять пост руководителя аффилированного с военным ведомством ООО "Центр правовой поддержки "Эксперт"". Случилось это сразу после задержания прежнего руководителя ООО Екатерины Сметановой, которая оказалась замешанной в получении "отката" от покупателя зданий "Военторга" в Самаре.  

Возглавив "Эксперт" и переименовав засветившуюся в финансовых махинациях фирму в ООО "Мира", Динара Билялова, как считает следствие, продолжила теневой бизнес своей предшественницы. По данным следствия, в задачи "Миры", как и ее предшественника "Эксперта", входили поиск покупателя на непрофильные объекты Минобороны, заключение договора с ним и проведение всех необходимых согласований в структурах военного ведомства. За эти услуги Динара Билялова по согласованию с руководителями оборонного ведомства брала примерно 5% от стоимости объекта, что, учитывая масштабы распродажи военного имущества, составляло весьма приличные суммы.  

Так, например, при госпоже Биляловой были проданы такие привлекательные с коммерческой точки зрения объекты в самом центре Москвы, как комплекс зданий ОАО "Главное управление обустройства войск" в Большом Предтеченском переулке и здание ОАО "Центральная военная экспериментальная картографическая фабрика N439" на Якиманке. В обоих случаях, как полагают участники расследования, объекты ушли "своим" покупателям, а их цена была занижена на сотни миллионов рублей. "Мира" же исправно получала свои 5%.  

Динара Билялова, по данным оперативников, не только привлекала "правильных" покупателей, но и умело отсекала тех, кто претендовал на военную недвижимость со стороны. Так, весной 2012 года торги на право приобретения здания ОАО "43-й Центральный экспериментальный производственный комбинат" на 1-й Фрунзенской улице в Москве выиграло ООО "Фортуна", предложившее 507 млн руб. Однако Динара Билялова, по версии следствия, планировала продать комбинат своим людям и заказала переоценку объекта, в результате которой его цена увеличилась примерно в полтора раза. Участники сделки до сих пор судятся в арбитражных судах.  

Всего же, как полагают в ГУЭБиПК, структуры ОАО "Оборонсервис", продававшие по поручению Минобороны военную недвижимость, выплатили "Мире" в качестве комиссионных около 123 млн руб. Эта сумма, видимо, и будет инкриминирована госпоже Биляловой в качестве нанесенного ущерба. 

По данным участников расследования, "освоить" такие суммы в одиночку Динара Билялова, конечно, не могла. Обналиченные через "Миру" комиссионные с продаж затем делились между участниками торговли из числа чиновников Минобороны и аффилированных с ними коммерсантов и тратились участниками махинаций на свои бытовые нужды. На риэлторские гонорары они покупали квартиры, автомобили представительского класса, содержали штат прислуги.  

Отметим, что экс-глава "Миры" Билялова, можно сказать, еще задержалась в свидетелях: большинству ее предполагаемых подельников обвинения в "особо крупном мошенничестве" (ч. 4 ст. 159 УК РФ) были предъявлены гораздо раньше. Так, например, экс-глава ДИО Евгения Васильева ждет суда под домашним арестом, а экс-руководитель ЦПП "Эксперт" Екатерина Сметанова — под подпиской о невыезде. Бывший сотрудник ЦПП "Эксперт" Николай Любутов, пытавшийся уже при Динаре Биляловой получить "откат" 3 млн руб. за продажу по заниженной цене здания комбината бытового обслуживания в Щелково, недавно был осужден на два с половиной года. Уголовное дело действующего руководителя юридической службы "Миры" Дмитрия Митяева, оказавшегося задействованным в той же махинации, слушается сейчас в Тверском райсуде Москвы. Выступая на этом процессе 29 мая, свидетель Билялова, кстати, утверждала, что подсудимый "всегда боролся за чистоту сделок" и ничего криминального не совершал. 

Сергей Машкин

****

Уголовная карта бизнеса "Оборонсервиса"

В махинациях вокруг аутсорсинг-гиганта Минобороны такое количество связанных и не связанных между собой дел, что без доступа к материалам следственной группы точно разобраться в этом невозможно. Официальные органы обо всей картине сообщают тоже только в общих чертах, без подробностей: заявлялось о 25 разных эпизодах по двум разным направлениям. 

Чтобы хоть как-то получить целостную картину, «МК» объединил заявления представителей Счетной палаты, СК и Генпрокуратуры, судебные решения, неофициальные «сливы» информации о деле в СМИ, а также результаты проведенных в инициативном порядке журналистских и депутатских расследований — не факт, что правоохранительные органы на них отреагировали. Из-за неоднородности этих источников информация в составленной нами таблице носит ориентировочный характер: это скорее обобщение, которое позволяет ясней разглядеть суть этой масштабной аферы и попутно прийти к выводу, что чего-то тут явно не хватает. 

Из этой таблицы можно сделать следующие выводы. 

Во-первых, направлений не два, а по крайней мере три: махинации на закупках вооружений и ремонте техники пока еще мало разработаны, но уже явно вырисовываются. Мало того, потрясающая по своему идиотизму ситуация с жильем для военнослужащих — за государственные деньги массово строились дома, в которых военные отказываются жить, — наталкивает на мысль, что и на этом направлении оперативникам и следователям можно развернуться. По крайней мере само Министерство обороны сейчас активно судится с одним из своих основных подрядчиков. 

Во-вторых, во всех трех основных направлениях ключевыми фигурантами являются люди, близкие бывшему министру обороны, без его покровительства не имевшие бы возможность совершить вменяемые им деяния: Евгения Васильева, Валерий Пузиков, Александр Елькин и Сергей Хурсевич. Собственно, само название всего этого масштабного процесса по имени детища Анатолия Сердюкова некорректно — некоторые эпизоды к «Оборонсервису» отношения не имеют. Это скорее лишь аккуратное иносказание, тонкий такой вот намек. 

В-третьих, ориентировочный (не предъявленный и не доказанный) ущерб государству от действий в созданной Анатолием Сердюковым структуре явно больше заявленных Генпрокурором пяти миллиардов рублей (минимум шесть с половиной). 

В-четвертых, темпы расследования и выявления новых эпизодов явно не соответствуют той прыти, которая была в свое время проявлена злоумышленниками. Причиной этому может быть ограниченность ресурсов или (можно же и такое представить) некомпетентность следственной группы — погрязли в непростой работе по сбору доказательств. А может быть, и в гнетущем нежелании кого-то влиятельного раскручивать дело еще больше. Следователи инстинктивно это нежелание на себе ощущают и от этого просто не понимают: куда им смотреть можно, а куда нельзя. 

Ну и, наконец, пятым, самым печальным пунктом нельзя не отметить, что у всех дел действительно очень слабые судебные перспективы (в случае, если процесс будет действительно состязательным, а не политически продиктованным). Для примера можно взять самое свежее дело: закупки мебели для вузов Минобороны главой департамента образования по завышенной цене. На суде она с чистой совестью сможет говорить: мол, да, покупала, будучи осведомленной о превосходном качестве финской мебели этой марки, доплачивала за бренд, чтобы повысить престиж военного образования. Вас же не могут обвинить в том, что вы покупаете, например, веники для своей бригады уборщиц в компании, где работает ваш знакомый? Это просто совпадение, которое вызывает подозрение. Где доказательства злоумышленного сговора? Недоказанное подозрение (пока не подключилась политическая воля) в суде проходит по статье «бабушкиных сказок». А что вне конкурса договора заключались, так это, конечно, признаем, превышение полномочий, но ведь тоже исключительно радея об имидже отечественных Вооруженных сил. Не обессудьте. 

И вот этот последний пункт — он самый важный. Становится понятно, что вся система, построенная Сердюковым вокруг Министерства обороны, была сконструирована не только и не столько, чтобы непосредственно проворачивать подобные мутные сделки, а в первую очередь, чтобы вину злоумышленника по существующему законодательству доказать было крайне тяжело. 

Александр Бастрыкин, видящий, скорее всего, сложившуюся ситуацию именно через эту призму, потому и пытается всячески снизить накал страстей вокруг этого дела. Он, похоже, знает: его сотрудников обдурили еще до начала игры.
(Для увеличения нажмите мышкой)

Первоисточник https://www.rospres.com/crime/12622/