Меламедом займутся вежливые люди
Добавил(а) John Lemon   
06.07.15 14:36

Бывший гендиректор «Роснанотеха» помещен под домашний арест

Как не раз сообщалось в последнее время, домашний арест экс-гендиректора и по сути создателя "Ростеха" - это звонок для Анатолия Чубайса. Контора, которую не раз критиковали все, кому не лень, включая Навального, словно легендарная "воронья слободка" не могла не рухнуть в окружении уголовных дел.

 

Как сообщают «Ведомости», Басманный суд в пятницу по просьбе Следственного комитета (СКР) заключил под домашний арест гендиректора компании «Композит», бывшего руководителя ГК «Роснанотех» Леонида Меламеда. Защита Меламеда просила освободить его под залог в 100 млн руб. Предварительное расследование по уголовному делу о растрате в отношении Меламеда, его заместителя Андрея Малышева и финдиректора корпорации Святослава Понурова продлено до 11 сентября, передал «Интерфакс» со ссылкой на материалы дела, оглашенные судьей Натальей Мушниковой на заседании Басманного суда в пятницу. 

Представитель СКР не объяснил, почему была запрошена именно такая мера пресечения. Знакомый топ-менеджера рассказывает, что следствие настаивало на домашнем аресте, опасаясь, что Меламед попытается уехать из страны. «Это очень странные подозрения, у него второй уровень секретности, и любой выезд необходимо согласовывать», – говорит собеседник. 

Меламед не признает себя виновным. «Я считаю доводы, изложенные в постановлении о возбуждении уголовного дела, не соответствующими действительности», – цитировал его заявление из зала суда «Интерфакс». 

Меламед, руководивший «Роснанотехом» (ныне «Роснано») в 2007–2008 гг., а впоследствии несколько лет входивший в совет директоров госкорпорации, был задержан по уголовному делу о присвоении и растрате 1 июля. В офисе холдинговой компании «Композит» (компания, в проект которой инвестировала «Роснано»), гендиректором которой Меламед является сейчас, прошел обыск. 

Следователи подозревают Меламеда в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 160 УК «Присвоение или растрата, совершенные организованной группой либо в особо крупном размере», говорится в сообщении представителя СКР Владимира Маркина. Максимальное наказание за это преступление – до 10 лет лишения свободы со штрафом в размере до 1 млн руб. или зарплаты осужденного за период до трех лет. Следователи подозревают, что договор, заключенный в 2008 г. «Роснано» с инвестиционной корпорацией Меламеда «Алемар» после проведения открытого конкурса по выбору независимого консультанта для доработки заявок на софинансирование проектов, был организован Меламедом с помощью Андрея Малышева, бывшего заместителя Меламеда в «Роснанотехе», и бывшего финансового директора корпорации Святослава Понурова – бывших сотрудников ИФК «Алемар».

 

К сентябрю 2008 г. «Роснано» получила 650 заявок на финансирование проектов, необходимо было в сжатые сроки отобрать достойные проекты и начать инвестировать в них, для этого и требовалась помощь консультанта, говорилось в сообщении «Роснано». Меламед не имел конфликта интересов, поскольку на момент объявления конкурса уже не руководил «Роснано», подчеркивается в нем. С сентября 2008 г. ее гендиректором стал Анатолий Чубайс.

 

[Forbes, 03.07.2015, "Первый пошел: Леонид Меламед и другие заложники большого бизнеса": После задержания бывшего генерального директора «Роснано» Леонида Меламеда в правительственных кругах и окружении Анатолия Чубайса обсуждается версия о том, что целью силовиков является нынешний гендиректор инновационной госкорпорации. Одной из возможных причин активизации Следственного комитета собеседники Forbes называют участие Чубайса в недавних дебатах с оппозиционером Алексеем Навальным на телеканале «Дождь».

Меламед работал вместе с Чубайсом со времен РАО «ЕЭС» — в качестве первого заместителя председателя правления РАО «ЕЭС» он отстроил систему бюджетирования в компании, отвечал за ее финансовый блок и участвовал в реформировании энергетической монополии. Ушел из РАО «ЕЭС» менеджер в 2004 году, а в 2007-2008 гг. возглавил «Роснано»...

 

...«Мы удовлетворены тем, что СК прислушался к аргументам и отказался от ареста Меламеда Л.Б. Тем не менее, и домашний арест считаем избыточным», — написал Чубайс в своем «твиттере».]

Маркин отреагировал на заявление «Роснано» негативно, попросив в своем сообщении «лиц, не являющихся участниками уголовного процесса, воздержаться от комментариев». «Меламеду было достоверно известно, что задачи, для выполнения которых он привлек ЗАО «ИФК «Алемар», являлись функциями самой корпорации «Роснано», так что привлечение услуг третьих лиц на возмездной основе в тех же целях противоречило требованиям закона», – парирует Маркин. 

До 1 июля Меламед проходил по делу лишь как свидетель. А дело было возбуждено против финансового директора «Роснанотеха» Понурова, говорит человек, близкий к «Роснано». По словам адвоката Меламеда Руслана Кожуры, идентичное подозрение, выдвинутое в отношении Меламеда, существует еще с сентября 2013 г. в рамках другого уголовного дела. Почти за два года, что оно расследуется, это подозрение так и не приобрело форму обвинения. «Все это время Леонид Меламед был для следствия доступен, но ни разу следователями не допрашивался. В этой связи мера пресечения в виде домашнего ареста представляется нам чрезмерной», – говорит Кожура. 

Компания не разделяет позиции следствия, которое считает, что в результате действий Меламеда «Роснано» был нанесен какой-либо ущерб, и ей бы хотелось, чтобы предприниматель был освобожден под залог или подписку о невыезде, говорит представитель «Роснано». 

Сотрудничеством «Роснано» с компаниями Меламеда интересовалась и Счетная палата, проверявшая госкорпорацию в 2013 г. В ее отчете говорится, что в 2008–2009 гг. проектные компании, в которые «Роснано» инвестировала полученные от государства деньги, открывали спецсчета для получения этих средств в банке «Алемар», более 50% которого принадлежало Меламеду через компанию «Лимброк». На эти счета, открытые в «Алемаре», «Роснано» перечислила чуть более 9,35 млрд руб. и 4,31 млн евро, хотя никакого документа, который бы обязывал проектные компании открывать счета в этом банке, аудиторы не нашли. По договору с «Роснано» инвестиционно-финансовая корпорация «Алемар» провела экспресс-анализ 21 проекта, из которых «Роснано» профинансировала восемь. За эти услуги «Роснано» заплатила «Алемару» 228,26 млн руб. (в среднем почти по 11 млн за анализ одного проекта), говорилось в отчете Счетной палаты.

 

****

 

Четыре дела «Роснано»

 

Экс-гендиректор «Роснанотеха» Леонид Меламед отправлен под домашний арест на два месяца по подозрению в растрате 220 млн руб. Круг подозреваемых может расшириться: по итогам проверки «Роснано» расследуются еще три дела.

Арест на два месяца

 

В пятницу, 3 июля, Басманный суд Москвы отправил под домашний арест на два месяца экс-председателя правления госкорпорации «Роснанотех» (с конца 2010 года — ОАО «Роснано»), а сейчас гендиректора ХК «Композит» Леонида Меламеда, задержанного двумя днями ранее. Утром следствие ходатайствовало о заключении подозреваемого в следственный изолятор, но за несколько часов до начала заседания Следственный комитет (СКР) изменил позицию. На процессе следователь ГСУ СКР Сергей Михайлов попросил судью избрать подозреваемому в качестве меры пресечения домашний арест, наложив на него соответствующие ограничения в общении и использовании средств связи.

Михайлов настаивал на том, что, оставшись на свободе, Меламед сможет попытаться скрыться или задействует свои связи, чтобы сфальсифицировать доказательства. В этом мнении его поддерживала прокурор. Под домашним арестом предпринимателю запрещено покидать квартиру, пользоваться телефоном, почтой и интернетом. Общаться он вправе только с близкими родственниками, следователями и адвокатами. Защита намерена обжаловать решение уже 6 июля, сообщил РБК знакомый с ходом следствия источник. Следствие по делу продлено до 11 сентября.

Защитники Меламеда заявили, что никаких оснований даже для домашнего ареста нет: Меламед не собирается скрываться от следствия, оказывать давление на свидетелей или фальсифицировать доказательства. «Меламед — носитель гостайны, он не может просто выехать за границу», — утверждали защитники.

Несмотря на это, суд отправил экс-главу «Роснано» под домашний арест, отказавшись освободить его под залог в 100 млн руб., который был готов внести президент Московской школы управления «Сколково» и первый зампред правления «Роснано» Андрей Раппопорт. Отклонил суд и личные поручительства известных бизнесменов — совладельца группы «Н-Транс» Константина Николаева и сопредседателя организации «Деловая Россия», председателя совета директоров группы «Каскол» Сергея Недорослева. Адвокаты также зачитали несколько характеристик — от руководителя «Росатома» Сергея Кириенко, министра энергетики Александра Новакаи действующего главы «Роснано» Анатолия Чубайса. «Меламед всегда руководствовался интересами госкорпорации, активно занимается общественной деятельностью», — приводили слова Чубайса защитники.

По словам одного из адвокатов Меламеда Руслана Кожуры, Чубайс в рамках следствия готов дать показания, «которые многое могут прояснить». «У нас была договоренность, это [дача показаний] даже было назначено на ближайшее время. Но следствие не дождалось [показаний Чубайса] и задержало моего подзащитного», — заявил Кожура на заседании в Басманном суде. Готовность Чубайса дать показания в пятницу подтверждал и адвокат Александр Аснис, представляющий интересы госкорпорации. После окончания суда Анатолий Чубайс опубликовал в Facebook свою официальную позицию и позицию «Роснано».

У корпорации нет оснований полагать, что договор с «Алемаром» нанес ей ущерб, говорится в сообщении. «Роснано» считает, что ИФК «Алемар» была отобрана «как победитель на реальном честном конкурсе, а все лица, причастные к его проведению, действовали строго в соответствии с законом и своими служебными полномочиями. Госкорпорация приветствует решение СКР отозвать ходатайство о заключении Меламеда под стражу, но считает и домашний арест избыточной мерой. Компания готова активно сотрудничать со следствием. «Я сам по собственной инициативе готов дать показания в качестве свидетеля», — написал Чубайс.

Подозрения в растрате

 

Как следует из официального сообщения Следственного комитета России, Меламед подозревается в растрате 220 млн руб. средств госкорпорации (ч. 4 ст. 160 УК РФ) в 2008–2009 годах. Вместе с экс-гендиректором «Роснано» в деле фигурируют его заместитель Андрей Малышев (до недавних пор — президент «Группы Е4») и финансовый директор госкорпорации Святослав Понуров (сейчас — замгендиректора АНО «Спортивное вещание», созданного для организации телетрансляций Олимпиады в Сочи). Максимальное наказание, предусмотренное за это преступление, — лишение свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до 1 млн руб. или в размере заработной платы осужденного за период до трех лет.

По словам источника в окружении Меламеда, Малышев и Понуров сейчас находятся за границей. Двое знакомых Малышева в пятницу рассказали РБК, что в последнее время он находился на лечении, не уточнив, оставался ли он в России. В АНО «Спортивное вещание» от комментариев отказались.

По версии следствия, в 2008 и 2009 годах Меламед, одновременно являясь совладельцем Инвестиционно-финансовой корпорации «Алемар» (ЗАО «ИФК «Алемар»), организовал заключение корпорацией «Роснано» с «Алемаром» договора об оказании консультационных услуг, под видом которых Малышев и Понуров по решению Меламеда в течение полугода незаконно перечислили более 220 млн руб. выделенных корпорации бюджетных средств в качестве имущественного взноса.

Следствие утверждает, что работа, которую выполняли сотрудники «Алемара», входила в функции самой корпорации «Роснано». Привлечение услуг третьих лиц на возмездной основе в тех же целях противоречило требованиям закона, считают следователи. «Меламед создал все условия, чтобы бюджетные средства были перечислены в подконтрольную ему фирму, обеспечив себе таким образом так называемый золотой парашют при увольнении», — заявлял представитель СКР Владимир Маркин ТАСС.

Сам Меламед заявил на заседании суда, что не признает вину. «Я считаю доводы следствия не соответствующими действительности и готов оказывать посильную помощь следствию в установлении истины», — заявил Меламед, читая речь по бумаге. Он настаивал, что следствие напрасно считает других подозреваемых — его зама Андрея Малышева и финансового директора Святослава Понурова — находящимися под его контролем.

По словам Меламеда, ни он сам, ни Малышев, ни Понуров не могли инициировать подписание договора об оказании консультационных услуг с ИФК «?Алемар». «На тот момент я уже не работал в корпорации, это был не уровень Малышева или Понурова», — сказал Меламед. Что же касается Понурова, то, по словам подозреваемого, у них не было хороших отношений, так как Меламед вместе с партнерами пролоббировал его увольнение с поста гендиректора «Алемара». «Я был заинтересован, чтобы госкорпорация, которую я и тогда считал своим детищем, и сейчас считаю, получала самые лучшие услуги», — заявил Меламед.

Позже вечером 3 июля Маркин рассказал агентству ТАСС, что по делу о растрате в «Роснано» проводятся обыски в офисе АНО «Спортивное вещание» — компании, где работает Понуров. ??«Следственные действия, проводимые в настоящее время в одном из помещений на Зубовском бульваре, никоим образом не касаются деятельности спортивной редакции, а проводятся в рамках уголовного дела о растрате имущества «Роснано». Обыски проходят по месту работы одного из фигурантов этого дела — Святослава Понурова, чей офис находится в указанном помещении», — рассказал Маркин.

Уголовные дела вокруг «Роснано»

 

Источники РБК в окружении Меламеда не сомневаются, что текущие обвинения СКР строятся на данных аудиторской проверки Счетной палаты, которую ведомство проводило в начале 2013 года (полный текст отчета Счетной палаты есть в распоряжении РБК). В Следственном комитете РБК дело комментировать не стали.

Пока обвинение оперирует только одним контрактом с «Алемаром» и суммой 220 млн руб. При этом в аудиторском отчете, например, также указано, что в 2008–2009 годах проектные компании «Роснано» открывали спецсчета для получения средств госкорпорации в банке «Алемар», долей в котором через структуру «Лимброк» владел Меламед. На эти счета за весь период проверки поступило порядка 9,4 млрд руб. и €4,31 млн госденег, следует из отчета Счетной палаты. По информации РБК, пока эти факты не звучат в качестве обвинения.

В июне 2014 года депутат Оксана Дмитриева направила запрос генпрокурору Юрию Чайке с просьбой провести расследование деятельности «Роснано», опираясь на отчет Счетной палаты. В запросе Дмитриева напоминала о том, что отчет содержит «признаки состава преступлений» по девяти статьям Уголовного кодекса — например, мошенничество, легализация (отмывание) денежных средств, нецелевое расходование бюджетных денег, и просила о дополнительной проверке изложенных в отчете фактов.

В августе 2014 года Дмитриева получила ответ за подписью первого заместителя генпрокурора России Александра Буксмана. Из текста документа следовало, что материалы Счетной палаты изучены представителями Генпрокуратуры, ФСБ и МВД, а ряд обстоятельств стал «предметом проверок». По выявленным фактам «приняты соответствующие процессуальные решения»: в частности, заведены четыре уголовных дела, следует из ответа Генпрокуратуры. Имена фигурантов этих дел не называются.

Одно из дел было возбуждено летом 2013 года и связано со злоупотреблением полномочиями (ч. 2 ст. 201 УК). Речь идет о «неправомерных действиях «Роснано» и ее проектной компании ООО «Лиотех» (производство литий-ионных батарей), которые повлекли за собой прекращение права пользования лицензией стоимостью около 500 млн руб., — эта лицензия ранее была предоставлена китайской компанией Thunder Sky Group Limited и давала право использовать разработанную ими технологию.

В отчете Счетной палаты фигурирует гендиректор ООО «Лиотех» Александр Ерохин — против него в конце 2013 года было возбуждено дело по факту мошенничества, как писал «Коммерсантъ». Кроме того, у генпрокуратуры, как следовало из письма, было основание подозревать Ерохина в «противоправном перечислении китайским компаниям средств «Роснано» в размере не менее 1,5 млрд руб. при реализации инвестпроекта. Текущий статус этого уголовного дела РБК узнать не удалось.

Остальные три уголовных дела, возбужденные по итогам прокурорских проверок, связаны с «неправомерными действиями должностных лиц «Роснано» и ее проектных компаний», следует из ответа Генпрокуратуры Дмитриевой. Одно из этих дел связано как раз с заключением договора оказания консультационных услуг между «Роснано» и «Алемаром», который сейчас вменяется в вину Леониду Меламеду. Это дело было возбуждено в 2013 году, но расследовалось по другой статье — злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК). Единственным подозреваемым по этому делу являлся Святослав Понуров, а Меламед не имел даже статуса свидетеля, поэтому до прошлой недели его не вызывали на допросы по делу, говорит источник в окружении Меламеда.

Еще одно дело связано с другим похожим контрактом по консультационным услугам — с фирмой «Карана», следует из письма Генпрокуратуры. Этот договор вызвал у следствия те же подозрения, что и контракт с «Алемаром». Адвокат Меламеда Руслан Кожура 3 июля говорил газете «Ведомости», что «идентичное подозрение», выдвинутое в отношении подзащитного, существует еще с сентября 2013 года в рамках другого уголовного дела, но подробностей он не раскрывал. По данным СПАРК-Интерфакс, ООО «Карана» на 100% принадлежит американской Carana Corporation. На официальном сайте «?Роснано» указано, что зампред правления госкомпании Юрий Удальцов в 1996–2000 годах был директором московского представительства корпорации «Карана Корпорейшн», а в 2000–2002 годах — гендиректором ООО «Карана», в которое было преобразовано представительство. В 2002–2008 годах Удальцов работал в структурах РАО «ЕЭС», а в 2009 году перешел в «?Роснанотех».

Общая сумма ущерба по контрактам «Роснано» с «Алемаром» и «Караной» — более 300 млн руб., в качестве подозреваемых по делу привлечены члены правления и финансовый директор госкорпорации, говорилось в письме Генпрокуратуры без указания имен.

Последнее уголовное дело (июль 2014 года), которое упоминается в официальном ответе Генпрокуратуры депутату, связано «с выводом ЗАО «Микробор Нанотех» [49% акций принадлежит «Роснано»] денежных средств на сумму свыше 65 млн руб., выделенных госкорпорации для развития наноиндустрии в России, и непринятием мер к их возврату» (ст. 193 УК).

Кроме того, из письма Генпрокуратуры следует, что в июне 2014 года шла доследственная проверка, связанная с хищением более 27 млн руб., выделенных «Роснано» одной из ее портфельных компаний ООО «Уником» и использованных руководством последней для удовлетворения личных нужд, в том числе для погашения кредитов и пополнения личных банковских счетов. Кроме того, уже в августе 2014 года представители ФНС проверяли деятельность ООО «Усолье-Сибирский силикон», «ЗАО «Пластик Лоджик» и ООО «Роснано Капитал» (все — «дочки» «Роснанотеха») на предмет неуплаты налогов, вывода денежных средств и ряда других нарушений.

Что еще нашла Счетная палата

 

Все упомянутые в письме Генпрокуратуры компании подробно описаны в аудиторском заключении Счетной палаты. Так, в случае с «Пластик Лоджик» (запуск производства дисплеев и других устройств с использованием технологий пластиковой электроники нового поколения) речь идет о якобы коррупционной схеме, связанной с созданием ряда офшоров и льготными займами на сумму 5,7 млрд руб. под 3% годовых до 2020 года, в результате которой «в качестве кредитора и заемщика выступало одно и то же лицо».

Другой проект, вызвавший подозрения Счетной палаты, — фонд «Роснано Капитал», целью которого было создание международного фонда нанотехнологий. Для его реализации были зарегистрированы юрлица в Люксембурге — Fonds Rusnano Capital S.?A. штатной численностью три человека, включая Анатолия Чубайса, и в Швейцарии — Rusnano Capital A.?G. численностью пять человек, включая Чубайса, Олега Киселева (экс-председатель совета директоров группы «Ренессанс Капитал», в тот момент — замгендиректора, а сейчас — зампред правления «Роснано») и Ирину Раппопорт (выходец из группы «Ренессанс», в тот момент — генеральный директор «Роснано Капитал», сейчас — замруководителя инвестдивизиона УК «Роснано»). Аудиторы выяснили, что 13,5 млрд руб., перечисленные «дочкам» в Люксембург и Швейцарию, «не были направлены на цели развития нанотехнологий» в России. Также в отчете Счетной палаты есть информация о ряде договоров на консультационные услуги со сторонними организациями (например, с Axioma Management) совокупной стоимостью $3,2 млн, в которых аудиторы указали на нецелевое использование средств.

В случае с портфельным проектом создания производства поликристаллического кремния и моносилана, который предполагалось реализовать на производственных мощностях предприятия «Усолье-Сибирский силикон», аудиторы зафиксировали подозрительный факт кредитования на 4,5 млрд руб., назначение новой проектной организации — офшора Sherigo Resources Limited, зарегистрированного на Британских Виргинских островах, а также приобретение этой компанией на деньги «Роснано» и «Сбербанк Капитала» пакета акций кипрской Insgu Production Limited за 15,8 млрд руб., при том что на момент сделки у компании «капитал составлял отрицательную величину».

Как следует из отчета Счетной палаты, также «Роснанотех» финансировал фонд «Сколково-Нанотех», членом наблюдательного совета которого был один из учредителей бизнес-школы «Сколково» предприниматель Рубен Варданян, а задачей которого было «раскрыть коммерческий потенциал российских нанотехнологий». В 2009–2012 годах «Роснанотех» перечислил «Сколково-Нанотеху» 413 млн руб., столько же перечислил соинвестор — кипрская компания Bloominvest Limited. Однако из полученных 826 млн руб. фонд вложил в проекты лишь 382,3 млн руб. Более того, в 2010 году фонд не проинвестировал ничего, но размер вознаграждения управляющей компании фонда — «Тройки Диалог», президентом которой был Варданян, составил 76,2 млн руб. В общей сложности «Тройка Диалог» получила от «Роснанотеха» 241,5 млн руб. Аудиторы пришли к выводу, что вложения в «Сколково-Нанотех» оказались неэффективны, а доход «Тройки Диалог» несоразмерно большим. В отчете упоминается также Сергей Скворцов, который являлся одновременно и управляющим директором «Тройки Диалог», и членом комитета по инвестиционной политике «Роснанотеха».

В отчете подробно описывается история еще одного портфельного проекта «Роснано» — компании «Хевел» (строительство завода солнечных модулей на базе технологии «тонких пленок» Oerlikon). Соинвестором проекта выступала кипрская компания «Белун Инвестмент Лимитед», через офшорные структуры входящая в группу «Ренова» Виктора Вексельберга.Несмотря на существенные проблемы и риски, которые научно-технический совет «Роснанотеха» указывал на предынвестиционной стадии проекта, он был одобрен управлением госкорпорации (докладчиком на заседании выступал управляющий директор «Роснано» Сергей Поликарпов).

Инвестиционное соглашение было подписано в 2009 году Чубайсом (от госкорпорации) и Вексельбергом (от «Белуна Инвестмент Лимитед»). Общий объем финансирования должен был составить более 20 млрд руб., а полноценный запуск проекта должен был состояться в первом квартале 2012 года. На момент окончания аудиторской проверки завод так и не был построен (в итоге завод был запущен в феврале 2015 года). При этом ревизионная комиссия оценивала финансовое состояние «Хевел» как неустойчивое и отдельно указывала на то, что стоимость охраны московского офиса более чем втрое превышала стоимость охраны производственной площадки в Новочебоксарске, где хранилось дорогостоящее оборудование: 9,4 млн руб. против 2,9 млн руб.

В апреле 2015 года история вокруг «Усолье-Сибирского силикона» (УСС), описанная в отчете Счетной палаты, получила продолжение. Кипрская компания Neas Limited и ее акционер Андрей Третьяков подали в федеральный суд Калифорнии иск против «Роснано», ряда дочерних предприятий и пятерых менеджеров госкорпорации, обвинив ответчиков в рейдерском захвате завода УСС (в иске называется «заводом Nitol») по выпуску поликристаллического кремния для солнечных батарей с последующим переводом его акций в офшор. В иске фигурируют, к примеру, компании Rusnano Management Company, Rusnano Capital, Rusnano USA, Fonds Rusnano Capital и др., а в «персонализированные» претензии Третьякова касаются Анатолия Чубайса, Олега Киселева, Ирины Раппопорт, Сергея Поликарпова и Валерия Ростокина, с 2011 года гендиректора «Нитол». Как следует из 35?страничного иска, к которому прилагается копия русского оригинала отчета Счетной палаты, истцы требуют возмещения прямых убытков в размере $10 млн.

 

Полина Русяева

Ирина Юзбекова

Анастасия Михайлова

 

Источник: rbcdaily.ru, 06.07.2015